1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Отвод адвоката в уголовном процессе

Отвод адвоката в уголовном процессе: основания, ходатайство

В отечественном законодательстве предусмотрена возможность заявить отвод адвокату. В уголовном процессе этим правом наделяются все участники производства. Кроме того, на стадии расследования отвод может заявить следователь. В этом случае он выносит постановление. Рассмотрим далее порядок и основания отвода адвоката в уголовном процессе .

Общие сведения

В УПК закреплен исчерпывающий перечень случаев, когда может быть заявлен отвод адвокату в уголовном процессе обвиняемым , прокурором или иным участником производства.

Институт отвода основывается на наличии заинтересованности защитника в результате разбирательства. Она, вне зависимости от своей природы, делает адвоката необъективным.

Нельзя сказать, что в судебной практике отвод адвоката в уголовном процессе – распространенное явление. Тем не менее такие случаи не являются единичными, поэтому инстанции сформировали общие подходы к применению института отвода.

Причины исключения защитника из производства

Они предусмотрены в 72 статье УПК.

В уголовном процессе отвод адвоката является обязательным, если защитник состоит со следователем, судьей, прокурором, участвующими в деле, в родственных отношениях. В данном случае заинтересованность лица очевидна. Защитник будет занимать позицию, выгодную родственнику. Это, в свою очередь, может причинить ущерб интересам подзащитного.

Если ранее защитник выступал по данному делу на стороне обвинения, т. е. выступал в качестве прокурора или следователя, то он подлежит отводу. Адвокат в уголовном процессе должен действовать в интересах подзащитного. Это невозможно, если ранее он поддерживал обвинение в отношении подозреваемого.

Если защитник ранее предоставлял (или оказывает в настоящее время) юридические услуги гражданину, интересы которого не согласуются с позицией обвиняемого, то он также подлежит отводу.

Адвокат в уголовном процессе вправе защищать нескольких лиц. Это допускается, если интересы подзащитных не противоречат друг другу. В противном случае защитник должен быть отстранен от производства.

Ходатайство об отводе адвоката

В Уголовном процессе все действия сторон должны фиксироваться документально. Отстранение защитника от производства не является исключением.

Заявление об отводе адвоката в уголовном процессе, образец которого представлен в статье, оформляется по правилам, установленным УПК для такого рода документам.

В обязательном порядке указывается наименование органа, в который оно адресуется, или должность лица, уполномоченного рассматривать такие ходатайства (следователь, прокурор).

В ходатайстве должны содержаться сведения о заявителе. Им может быть и сам адвокат.

В тексте ходатайства указываются основания для отвода со ссылками на нормы УПК. Документ подписывается заявителем лично.

Конфликт интересов защитника и доверителей

Вопрос о последствиях противоречия интересов лиц, которых представляет адвокат, является в настоящее время дискуссионным. Подлежит ли адвокат отводу вообще или освобожден от предоставления услуг какому-либо одному доверителю и какому именно? Единого мнения на этот счет нет. Отсутствует общий подход к решению этого вопроса и в законодательстве.

Некоторые специалисты полагают, что адвокат должен быть отстранен от защиты только одного из доверителей. К примеру, в практике применения части 6 49 статьи УПК адвокаты руководствуются указанием о том, что в случае выявления противоречий в ходе производства, защитник обязан поставить в известность суд или служащего, ведущего расследование, а также непосредственно обвиняемых о данном факте. Вместе с этим он должен попросить освободить его от защиты кого-либо из доверителей.

Другие специалисты считают, что этот подход нарушает принцип равноправия участников производства. Приводя в обоснование статью 72, они указывают на то, что адвокат должен быть исключен из дела в целом. Стоит сказать, что такое требование присутствует в Кодексе поведения юристов ЕС. Согласно нормативному акту, адвокат обязан прекратить действия в интересах обоих подзащитных, если позиции последних противоречат друг другу.

С этим подходом согласилась и Палата адвокатов Москвы. Этим сообществом было дано разъяснение, что адвокат обязан вообще выйти из дела при возникновении конфликта интересов подзащитных. А делать выбор в пользу кого-либо из них будет считаться неэтичным.

Решение проблемы на основании процессуального права

Согласно п. 3 1 части 72 статьи, отвод адвоката обязателен, если он оказывает либо ранее оказывал правовую помощь лицу, позиция которого не согласуется с интересами подзащитного. Отстранение его от защиты одного из доверителей в данном случае проблему конфликта интересов не решит. Дело в том, что и в этом случае будет иметь место основание, установленное п. 3 ч. 1 72 статьи.

Значение требования об отводе при конфликте интересов подзащитных

Предписание законодательства о необходимости отстранения адвоката от дела имеет особый смысл. Дело в том, что при отводе субъект, которому юрист оказывал помощь, ограждается от риска разглашения тайны, возникновения сомнительных в этическом плане казусов, когда он будет вынужден выступать против защитника, которому он же в прошлом доверял.

Вместе с тем требование п. 3 ч. 1 72 статьи обеспечивает защиту доверителей от ситуаций, когда им будет оказывать помощь гражданин, связанный прежними отношениями и обязательствами.

Следует также помнить и о самом адвокате, которого будет существенно обременять необходимость выступать против бывшего доверителя и вероятность обвинения его в раскрытии адвокатской тайны.

Необходимо сказать и о том, что если адвокат и сохранит полученные им сведения в тайне, то нет никакой гарантии, что знание определенной информации не повлияет на выбор тактики защиты.

Ситуация на практике

Как показывает анализ многих дел, следователи принимают решения об отводе защитника только в отношении одного из доверителей. Такие действия часто обжалуются самими адвокатами, несогласными с основаниями отстранения.

Суды, в свою очередь, признавая противоправность таких решений, негативную оценку им не дают. Все это существенно осложняет судопроизводство и мешает нормальному выполнению адвокатом своих обязанностей.

Представляется, что в таких случаях активные действия надлежит предпринимать самому адвокату. В частности, речь идет о том, что в своем ходатайстве он должен четко и ясно указать, что отстранение должно произойти от всего дела в целом.

Разумеется, предотвратить такую ситуацию возможно далеко не всегда. Зачастую о конфликте интересов становится известно только в судебной инстанции. Неудовлетворение ходатайства об отводе, последующее обжалование этого решения негативно влияют на ход процесса.

Некоторые спорные вопросы отвода адвоката, участвующего в уголовном деле

Действующий закон связывает необходимость отстранения адвоката от участия в деле только с теми обстоятельствами, которые указаны в ст. 72 УПК РФ. Исключительность перечня, приведенного в данной статье УПК РФ, подтверждается позицией Конституционного суда РФ, сформулированной в Определении от 19.03.2009 № 322-О-О: «Отстранение защитника от участия в деле дознавателем, следователем или судом не должно быть произвольным, возможно лишь по основаниям, установленным Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации».

Действующий закон связывает необходимость отстранения адвоката от участия в деле только с теми обстоятельствами, которые указаны в ст. 72 УПК РФ. Исключительность перечня, приведенного в данной статье УПК РФ, подтверждается позицией Конституционного суда РФ, сформулированной в Определении от 19.03.2009 № 322-О-О: «Отстранение защитника от участия в деле дознавателем, следователем или судом не должно быть произвольным, возможно лишь по основаниям, установленным Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации».

В уголовном деле по обвинению В. совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ст. 289 УК РФ следователь принял решение об отводе защитника, руководствуясь положениями п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, на том основании, что защитник ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого.

Коротко опишем ситуацию. Из материалов дела следует, что адвокат М.. принимал участие в следственных действиях с участием свидетелей в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 189 УПК РФ. На этапе выполнения требований, предусмотренных ст. 217 УПК РФ, тот же адвокат М. вступил в дело в качестве защитника обвиняемого В. На основании того, что следователь, ведущий производство по делу включил показания свидетелей, которым адвокат М. оказывал юридическую помощь, в перечень доказательств обвинения и, руководствуясь п. 3 ч.1 ст. 72 УПК РФ, защитник обвиняемого был отведен из уголовного дела. Следователь в своем постановлении указал, в частности, что адвокат М. принимал участие в следственных действиях с участием лиц, которые имеют «статус свидетелей со стороны обвинения».

Суд отказал в удовлетворении жалобы и отмене постановления об отводе защитника, ссылаясь на обоснованность принятого следователем решения и несостоятельность доводов обвиняемого и его защитника. В частности, судья указал, что «следователем обосновано был сделан вывод о том, что интересы обвиняемого В. и свидетелей противоречат друг другу». Обоснованные возражения и доводы адвоката М., который указывал, что показания всех указанных свидетелей, которым он оказывал юридическую помощь в порядке ст. 189 УПК РФ, указаны им в качестве доказательств защиты, суд при этом признал несостоятельными.

1. Следует отметить, что законные интересы участников в уголовном судопроизводстве бывают двух видов. Первая группа интересов выражается в заинтересованности в исходе дела (то есть, по сути, носит материально-правовой характер). Вторая группа – собственно процессуальные интересы, которые заключаются в соблюдении процессуальных прав участника. Если участник имеет интерес в исходе дела, то согласно уголовно-процессуальному закону, он представляет сторону обвинения или защиты, если участник не имеет заинтересованности в исходе дела, его интерес может выразиться только в соблюдении его процессуальных прав и в законности наложения обязанностей и ответственности. Свидетель согласно главам 6,7,8 УПК РФ к сторонам в уголовном процессе не относится, заинтересованности в исходе дела с точки зрения законодателя, не имеет, таким образом, его законные интересы в рамках уголовного дела могут носить только процессуальный характер. Противоречия между интересами обвиняемого и свидетеля, таким образом, могут быть связаны с нарушением обвиняемым процессуальных прав свидетеля. Подобные противоречия фактически могут выразиться в угрозах безопасности свидетеля или его близких.

Читать еще:  Как заменить ответчика в гражданском процессе

Полагаем, в самом широком смысле (причем, не вытекающем из буквального текста УПК РФ, предусматривающего весьма жесткую конструкцию деления участников на стороны, а основанном на обобщении практики) можно установить возможность конфликта интересов обвиняемого и свидетеля в некоторых случаях. В частности, если кто-либо из свидетелей ранее участвовал в производстве по данному делу в качестве подозреваемого или обвиняемого, потерпевшего, или был родственником указанных лиц. Однако, как следовало из материалов дела по обвинению В., подобных обстоятельств в данном деле не существовало.

Свидетели, которым адвокат оказывал юридическую помощь, по данному уголовному делу, участвовали в данном деле только в качестве свидетелей, подозрения и обвинения в их адрес не выдвигались, оснований для признания этих лиц потерпевшими также не имелось. Также указанные свидетели, как это следует из существа обвинения, не являлись родственниками потерпевших или иных обвиняемых по данному делу. Из материалов не следовало, что существует или существовала угроза безопасности указанных свидетелей.

Таким образом, утверждение о наличии какого-либо конфликта (противоречий) интересов по уголовному делу у данных свидетелей и обвиняемого не нашло подтверждения.

2. Указание следователя, ведущего производство по делу В. и принявшего решение об отводе адвоката, и судьи, оставившей это постановление в силе, на процессуальный статус свидетелей как «свидетелей обвинения», не должно иметь юридической силы, так как оно не основано на законе.

В частности, статья 15 УПК РФ предусматривает, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, в частности, стороны защиты и стороны обвинения. Рассматривая в совокупности ст. 15 и главы 6 и 7 УПК РФ можно сделать однозначный вывод, что действующий УПК РФ не относит такого участника уголовного процесса как свидетель к сторонам уголовного судопроизводства и вообще не предусматривает деление свидетелей на свидетелей защиты и свидетелей обвинения.

Всякое подобное деление не соответствует букве и смыслу уголовно-процессуального закона и, думается, не должно приниматься судом во внимание до момента принятия решения по существу уголовного дела. Эта позиция подкрепляется тем, что согласно статье 17 УПК судья, следователь, дознаватель и прокурор оценивают доказательства самостоятельно и по своему внутреннему убеждению, причем никакие доказательства, в том числе и показания свидетеля не имеют заранее установленной силы. Поэтому утверждения стороны обвинения в рассматриваемом случае, что показания свидетелей относятся к доказательствам обвинения, имеют точно такое же оценочное значение как утверждение защитника, который те же самые показания указал как доказательства защиты. Кроме того доказательства, подтверждающие позицию защиты, точно так же как и доказательства, подтверждающие обвинение, указываются в обвинительном заключении.

Таким образом, до рассмотрения дела судом по существу и оценки этих показаний в приговоре или ином решении суда 1 инстанции, любой однозначный вывод о направленности показаний указанных свидетелей представляется преждевременным и не соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона.

Вышесказанное позволяет прийти к следующему выводу. Адвокат М., действовавший в порядке, предусмотренном ст. 189 УПК РФ, не представлял интересы свидетелей, которые могли бы противоречить интересам обвиняемого. Перечень обстоятельств, исключающих участие адвоката в уголовном деле (ст. 72 УПК РФ), не включает в себя указание на отстранение адвоката в случаях оказания им юридической помощи другим участникам уголовного дела при отсутствии противоречий в интересах. Отнесение показаний свидетелей к доказательствам обвинения следователем и без учёта мнения стороны защиты, носит предварительный и субъективный характер и не указывает на наличие противоречий интересов обвиняемого и свидетелей.

Опубликовано: Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях. Материалы Международной научно-практической конференции (2-3 ноября 2012 года) Выпуск 9. Тюмень: ТГАМЭУП, 2012.

Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика

Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика

1. Защитник, представитель потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он:

1) ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, помощника судьи, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого;

2) является близким родственником или родственником судьи, прокурора, следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, помощника судьи, секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты;

3) оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

2. Решение об отводе защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 настоящего Кодекса.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика

Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 20 декабря 2016 года N 2733-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы С.А. Федорова на нарушение его конституционных прав статьей 72 УПК Российской Федерации, поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, а именно: с момента завершения рассмотрения дела заявителя в суде (принятия последнего из судебных постановлений по существу спора) и до подачи им жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации прошло более одного года.

часть вторую статьи 49 и статью 72, поскольку они дают суду возможность в ходе рассмотрения уголовного дела отказывать в удовлетворении указанного ходатайства при отсутствии предусмотренных последней статьей обстоятельств; не содержат профессиональных и иных квалификационных требований к лицу, которое может быть допущено судом в качестве защитника наряду с адвокатом, в связи с чем позволяют дознавателю или суду на стадии предварительного расследования или судебного рассмотрения уголовного дела допускать в качестве защитника наряду с адвокатом любое лицо по выбору подозреваемого или обвиняемого; не препятствуют нижестоящему суду отказывать в удовлетворении указанного ходатайства, даже если ранее в ходе судебного заседания вышестоящий суд удовлетворил аналогичное ходатайство того же обвиняемого о допуске того же лица в качестве защитника наряду с адвокатом, а также позволяют суду не обеспечивать участие такого защитника в последующем рассмотрении уголовного дела;

Из того же исходит и правоприменительная практика: согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», при разрешении ходатайства обвиняемого о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника суду следует не только проверять отсутствие обстоятельств, указанных в статье 72 УПК Российской Федерации, но и учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу; в случае отказа в удовлетворении такого ходатайства решение суда должно быть мотивированным (пункт 11).

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.И. Александровский, защитник которого постановлением следователя был отведен от участия в уголовном деле, просит признать не соответствующими статьям 4 (часть 2), 15 (части 1 и 4), 17 (часть 1), 18, 46 (часть 1), 48, 55 (часть 3), 56 (часть 3) и 120 (часть 2) Конституции Российской Федерации часть вторую статьи 62 «Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу», часть первую статьи 69 «Отвод переводчика», пункт 3 части первой и часть вторую статьи 72 «Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика» УПК Российской Федерации. По мнению заявителя, оспариваемые нормы неконституционны, поскольку позволяют следователю, как стороне обвинения, по собственной инициативе принимать решение об отводе адвоката, осуществляющего функцию защиты и (или) юридическую помощь двум (нескольким) лицам, на основании того, что интересы этих лиц противоречат друг другу, не принимая во внимание отсутствие самоотвода адвоката или заявления свидетеля, подозреваемого, обвиняемого о таком отводе.

Читать еще:  Структура иска в гражданском процессе

В соответствии со ст. 49, 50 УПК РФ адвокат Громов А.В. был допущен к участию в деле в качестве защитника по назначению на основании ордера адвокатского образования, при этом сам Власов возражений против его участия не заявлял. Какие-либо данные о его личной заинтересованности в исходе дела, а также иные предусмотренные ст. 72 УПК РФ обстоятельства, исключающие его участие в деле в качестве защитника, отсутствуют.

Не имеется также оснований для вывода о нарушении права на защиту Яппарова в связи с осуществлением его защиты адвокатом Кушнаренко, в отношении которой обстоятельств, предусмотренных ст. 72 УПК РФ, Судебная коллегия не усматривает.

1. Гражданин С.А. Федоров, отбывающий наказание в виде пожизненного лишения свободы, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность статьи 72 «Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика» УПК Российской Федерации, утверждая, что она противоречит статьям 15 (часть 4), 19 (часть 1), 46 (часть 1), 48 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

В силу положений статьи 72 УПК РФ, защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого.

Решение суда первой инстанции об отказе Вдовиной И.А. в допуске к ее защите адвоката Васюты Д.И. (т. 64 л.д. 90 — 91) является обоснованным и соответствующим положениям ст. 72 УПК РФ, поскольку суду предстояло допрашивать обоих подсудимых и проверять обоснованность их обвинения в создании организованной группы, состоящей из них двоих, и руководстве ей.

Судебная коллегия приходит к выводу, что суд обоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о допуске к участию в деле общественных защитников — его супруги (Г.) а также его сестры (Д.) и ее мужа (Д.) поскольку Г. и Д. являются свидетелями по данному делу и были допрошены в ходе предварительного расследования, что, в соответствии со ст. 72 УПК РФ, исключает их участие в деле в качестве защитника, а Д. вопреки положениям ст. 49 УИК РФ, объективно не мог оказывать подсудимому юридическую помощь.

2.2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации определяет защитника как лицо, осуществляющее в предусмотренном данным Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу (часть первая статьи 49), регулирует порядок приглашения, назначения и замены защитника, а также отказа от защитника (статьи 50 и 52), закрепляет основания, исключающие участие защитника в производстве по уголовному делу (статья 72), и устанавливает, что адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера (часть четвертая статьи 49).

Кроме того, при наличии любого из обстоятельств, указанных в статье 72 УПК РФ, участие защитника исключается во всех стадиях уголовного судопроизводства.

Если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия (признание обвинения одним и оспаривание другим по одним и тем же эпизодам дела; изобличение одним обвиняемым другого и т.п.), то такой адвокат подлежит отводу (пункт 3 части 1 статьи 72 УПК РФ, подпункт 2 пункта 4 статьи 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», пункт 1 статьи 13 «Кодекса профессиональной этики адвоката» (принят Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года).

Такой же позиции придерживается и Верховный Суд Российской Федерации, разъяснивший судам, что при разрешении ходатайства о допуске одного из близких родственников или иного лица в качестве защитника следует не только проверять отсутствие обстоятельств, указанных в статье 72 УПК Российской Федерации и исключающих участие в производстве по уголовному делу, но и иметь в виду характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу; решение об отказе в удовлетворении ходатайства должно быть мотивированным (пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года N 29).

В силу правовых позиций, изложенных в сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда Российской Федерации, и по смыслу статей 49, 51, 52 и 72 УПК Российской Федерации, лицо, допущенное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности на всех стадиях производства по делу (в том числе до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника или суд не примет решение о его отводе). Это означает, что статус защитника в стадии надзорного производства не требует дополнительного подтверждения судом. Часть первая статьи 402 УПК Российской Федерации прямо называет защитника в числе лиц, уполномоченных ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу приговора.

Часть четвертая статьи 49 УПК Российской Федерации устанавливает, что адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. При этом — по смыслу статей 49, 51, 52 и 72 того же Кодекса и в силу правовых позиций, изложенных в сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда Российской Федерации, — лицо, допущенное к участию в уголовном деле в качестве защитника, сохраняет свои уголовно-процессуальные права и обязанности на всех стадиях производства по делу (в том числе до тех пор, пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника или суд не примет решение о его отводе) (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года N 453-О-О и от 25 декабря 2008 года N 871-О-О).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Т.Н. Дубинина оспаривает конституционность положений статьи 72 УПК Российской Федерации, согласно которым защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в производстве по данному делу в качестве свидетеля (пункт 1 части первой) либо если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого (пункт 3 части первой). Кроме того, заявительница оспаривает конституционность части первой статьи 69 УПК Российской Федерации, согласно которой решение об отводе в ходе досудебного производства по делу принимает следователь.

В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации А.Л. Гольдман и С.А. Соколов оспаривают конституционность пункта 3 части второй статьи 38 УПК Российской Федерации, согласно которому следователь уполномочен самостоятельно направлять расследование, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, требующих получения судебного решения, и пункта 1 части первой статьи 72 данного Кодекса, устанавливающего в качестве обстоятельства, исключающего участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, то, что он ранее участвовал в производстве по данному уголовному делу в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика или понятого. По мнению заявителей, названные законоположения, как допускающие возможность допроса адвоката в качестве свидетеля без судебного решения и его отстранения на этом основании от участия в производстве по уголовному делу, нарушают права, гарантированные статьями 48 (часть 1) и 51 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Обеспечение участия защитника в уголовном судопроизводстве может осуществляться также в форме его назначения дознавателем, следователем и судом (части третья и четвертая статьи 50 УПК Российской Федерации). Если назначенный таким образом защитник не устраивает подозреваемого или обвиняемого ввиду его низкой квалификации, занятой им позиции по делу или ввиду другой причины, подозреваемый или обвиняемый вправе отказаться от его помощи, что, однако, не должно отрицательно сказываться на процессуальном положении привлекаемого к уголовной ответственности лица. В этом случае дознаватель, следователь, суд обязаны выяснить у подозреваемого или обвиняемого, чем вызван отказ от назначенного защитника, разъяснить сущность и юридические последствия такого отказа и при уважительности его причин предложить заменить защитника. Обоснованность отказа от конкретного защитника должна оцениваться исходя из указанных в статье 72 УПК Российской Федерации обстоятельств, исключающих его участие в деле, а также обязанностей адвоката, перечисленных в статьях 6 и 7 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 2008 года N 488-О-О).

Читать еще:  Как обращаться к судье в уголовном процессе

Основания для отвода адвоката в уголовном процессе по УПК РФ статья 72

В российском уголовно-правовом законодательстве прописана возможность заявить отвод защитнику. Подобным правом наделен каждый участник уголовного судопроизводства. Отвод может быть озвучен как на стадии предварительного следствия, так и в суде. Возможность и основания отвода указанных субъектов уголовного судопроизводства регламентированы ст 72 УПК РФ.

О чем гласит статья 72 УПК?

Рассматриваемая статья содержит всего 2 пункта:

  • в первом перечислены случаи, в которых не имеют право участвовать в разбирательстве по конкретному делу;
  • во втором указаны ссылки на нормы уголовно-правового закона, которыми регламентирован порядок отвода перечисленных субъектов.

В УПК представлен исчерпывающий перечень обстоятельств, при наличии которых имеется возможность осуществить отвод адвоката в уголовном процессе.

Практика отвода защитников основывается на возможном наличии их заинтересованности в исходе разбирательства. Независимо от своей природы, заинтересованность делает адвоката необъективным субъектом судопроизводственного процесса.

Основные положения 72 статьи УПК

Отвод защитника в уголовном процессе возможен на следующих основаниях:

  • Он ранее участвовал в этом уголовном производстве в качестве лица, имеющего иной правовой статус. Он мог быть судьей, прокурором, следователем, дознавателем, секретарем суда, свидетелем, экспертом, специалистом, переводчиком, понятым, а также начальником органа дознания или следствия.
  • Защитник является родственником (близким или дальним – значения не имеет) одного из участников уголовного судопроизводства, например, судьи, следователя и пр. При этом не играет роли, принимают ли указанные субъекты судопроизводства участие в разбирательстве в настоящее время или принимали ранее.
  • Адвокат оказывает или ранее оказывал юридические услуги лицу, чьи интересы противоречат интересам субъекта, которого защитник представляет в настоящее время. Иными словами, наблюдается конфликт интересов.

Если выявлены основания отвода адвоката в уголовном процессе, то дальнейшие действия выполняются в соответствии с положениями 1 части 69 статьи УПК. Согласно им, на этапе предварительного следствия решение об отводе принимается дознавателем или следователем. В ходе судебного разбирательства подобное решение принимает либо суд, рассматривающий конкретное уголовное дело, либо председательствующий в процессе с участием присяжных заседателей.

Ходатайство об отводе адвоката

В уголовном судопроизводстве каждое действие, выполняемое сторонами, должно документально фиксироваться. Отвод защитника не является исключением. Чтобы инициировать процесс отвода, одна из сторон подает соответствующее заявление, правила составления и подачи которого регламентированы настоящим кодексом.

В заявлении в обязательном порядке указывается орган, в которое оно подается или данные лица, которое будет его рассматривать. В ходатайстве указываются и данные заявителя. Им может быть и сам адвокат, решивший по объективным причинам взять самоотвод. В тексте заявления должны быть указаны основания для отвода, со ссылкой на соответствующую норму настоящего кодекса. Документ подписывается лично ходатайствующим лицом.

Комментарии к статье 72

Как и любая другая уголовно-правовая норма, ст. 72 УПК комментируема теоретиками права, ВС РФ и КС РФ.

К наиболее значимым комментариям к ней нужно отнести:

  • В 1 пункте 1 части рассматриваемой статьи сказано, что защитник не имеет право участвовать в уголовном судопроизводстве, если он ранее принимал участие в данном процессе в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря суда, свидетеля, специалиста, эксперта, понятого или переводчика. Основанием этого запрета является то, что выполнение адвокатом каких-либо функций в качестве иного субъекта по конкретному делу на более ранних этапах означает преждевременную информированность о доказательствах и доводах оппонирующей стороны. Это является нарушением основной идеи всего судопроизводственного процесса, так как невозможно соблюсти принцип равенства сторон в состязательном судопроизводстве. Например, будучи на более ранних этапах судопроизводства свидетелем, специалистом, экспертом со стороны обвинения, адвокат обвиняемого может получить ряд преимуществ. Он будет знать часть доводов стороны обвинения. Значение имеет тот факт, что принципы, озвученные в 1 пункте 1 части рассматриваемой статьи применимы к конкретному уголовному судопроизводству, а не субъекту. Если защитник раньше принимал участие в качестве любого из указанных субъектов по другому уголовному делу, но по обвинению того же лица, то он отводу не подлежит.
  • Согласно положениям 56 статьи настоящего кодекса, защитник не может быть допрошен в качестве свидетеля по уголовному делу, в котором он участвует, представляя интерес любой стороны: обвиняемого, подозреваемого, гражданского истца или ответчика. Несмотря на это, в судопроизводственной практике часто встречаются случаи подобных попыток. Делается это с целью в дальнейшем ходатайствовать об отводе защитника, так как он одновременно является свидетелем по конкретному уголовному делу. Проблема кроется в том, что должностные лица, недобросовестно выполняющие свои функции участников уголовного судопроизводства, пытаются представить все иным образом. Якобы адвокату стали известны обстоятельства по делу не в рамках оказания юридической помощи. Если дела действительно обстоят таким образом, то защитник должен быть допрошен соответствующим образом и отстранен от процесса. Нужно четко разграничивать эти ситуации.

  • Защитник вправе давать показания в качестве свидетеля, и не быть отстраненным от процесса, если речь идет о представлении интересов подопечного. Такое возможно, например, если ему стали известны факты о фальсификации доказательств по делу и пр. Чтобы совместить процессуальные статусы защитника и свидетеля, нужно подать соответствующее ходатайство.
  • Конфликт интересов может стать поводом для отвода защитника лишь в том случае, если он имеет место в текущий момент времени. Если адвокат ранее оказывал юридические услуги потерпевшей стороне, то есть до возбуждения конкретного уголовного дела, а сейчас он защищает обвиняемого, то о конфликте интересов речи быть не может.
  • Буквальное токование 2 пункта 1 части дает понять, что поводом для отвода являются родственные отношения защитника с другими участниками судопроизводственного процесса. Речь идет именно о кровных родственниках, а не свойственных отношениях. Сват, зять, тесть, шурин, свояченица и пр. не признаются законом родственниками.

Решение об отводе в ходе предварительного следствия может быть обжаловано в судебном порядке. Обжалование выполняется в соответствии с положениями 125 статьи УПК. Это определено Конституционным судом РФ в 2010 году.

Что показывает судебная практика?

Нельзя заявить, что в судебной практике отвод адвоката является распространенным явлением. Тем не менее подобные случаи нельзя назвать единичными, поэтому следует рассмотреть несколько подобных примеров:

  • В ходе судебного заседания прокурором было заявлено, что адвокат подсудимого Т. является братом свидетельницы по рассматриваемому уголовному делу. Рассмотренное ходатайство об отводе адвоката было удовлетворено судом. Причины, по которым адвокат не заявил самоотвод, остались неизвестны.
  • В отношении гражданина Н. было возбуждено уголовное дело по статье 161 УК. Гражданин Н. привлек адвоката для своей защиты на стадии предварительного следствия и в суде. Изучив доступные на текущий момент материалы дела, адвокат взял самоотвод. Как выяснилось, мать адвоката являлась понятой при опознании похищенных вещей потерпевшей А.
  • Адвокат гражданина А. был вызван следователем СК для дачи показаний. По версии следствия защитник имел информацию об обстоятельствах дела, полученную не в качестве представителя гражданина А. На деле место имела попытка отстранения адвоката от дела по причине того, что он грамотно выстроил линию защиты, и дело могло «развалиться». Адвокат подал жалобу на действия следователя СК в контролирующие органы.

Как показывает юридическая практика, случаи отвода адвокатов по инициативе иных участников судопроизводственного процесса случаются крайне редко. Чаще адвокаты обнаружившие основания для отвода, инициируют самоотвод. На практике они передают дела своим коллегам, например, из юридического агентства, в котором они работают.

Какие решения чаще всего принимаются по 72 статье?

Должностное лицо, принимающее решение по отводу адвоката, тщательно проверяет обоснованность приведенных в ходатайстве доводов. Если основания достаточны, то принимается положительное решение, если нет, то отрицательное. На практике встречаются случаи, когда подача подобного рода ходатайств попросту является инструментом затягивания процесса.

Если адвокату было объявлено о его отводе, но он абсолютно уверен, что оснований для этого нет, то подается жалоба. Она рассматривается в соответствии с положениями статьи 125 УПК. Такие судебные разбирательства крайне редки. С одной стороны, если адвокат видит обоснованное основание для отвода, то он не будет подавать жалобу, с другой – при недостаточности оснований защитнику не будет оформлен отвод.

Что делать при несвоевременном оформлении отвода?

В судебной практике известны случаи, когда адвокату не был своевременно объявлен отвод вплоть до вынесения приговора по делу, хотя основания для этого имелись. Подобное случается по разным причинам, но чаще это неосведомленность лиц, которые могли бы подать соответствующее ходатайство о том, что основания для отвода имеются. Встречаются случаи, в которых даже сам адвокат не знал о наличии подобных оснований. Причины отсутствия отвода не настолько важны, как последствия его невыполнения.

Основным последствием указанного является возможность пересмотра уголовного дела в апелляционном и кассационном порядке. Подобный недочет предстает поводом для подачи апелляционной или кассационной жалобы, но, как правило, он не становится причиной изменения приговора суда нижестоящей инстанции.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector