2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Диктофонная запись как доказательство в уголовном процессе

Тайную диктофонную запись можно использовать как доказательство в суде

Во многих ситуациях диктофонная запись является чуть ли не единственной возможностью доказать факт оскорбительных высказываний, унижающего обращения или вымогательства денег. Особенно сложно собрать доказательства, если события происходят во время приватного общения родителя и педагога или на уроке, где единственные свидетели это маленькие дети.

До настоящего времени существовала неоднозначная судебная практика в отношении признания тайной диктофонной записи в качестве допустимого доказательства. По умолчанию тайная запись разговоров является посягательством на неприкосновенность частной жизни. Несанкционированная запись частных разговоров считалась недопустимым доказательством, полученным с нарушением закона.

В декабре 2016 года было принято определение Верховного суда РФ, в котором Верховный суд допускает возможность вести и использовать в качестве доказательства в суде тайную диктофонную запись, если ее содержание затрагивает права и интересы участника беседы.

Это не означает, что запись приватного разговора, о котором не знает вторая сторона, можно распространять любыми способами. Также недопустимо записывать разговоры, которые не относятся лично к тому, кто ведет запись. Такие действия являются уголовно наказуемыми. Речь лишь о возможности использовать запись в суде.

Например, грубым нарушением прав и недопустимым доказательством будет тайная запись рассказа о содержании авторской методики педагога или запись беседы с родителем, который упоминает подробности семейной жизни. Недопустимо тайно оставлять диктофон в помещении, где могут вестись разговоры на любые темы.

Однако тайно записать собственный разговор, который непосредственно затрагивает права и интересы, по мнению Верховного суда РФ, является возможным. Если запись приватного разговора может служить доказательством противоправных действий, либо ели разговор ведется с лицом, которое исполняет служебные обязанности или в общественном месте, отсулки к защите частной жизни можно оспорить. Частная жизнь по определению Конституционного суда это «область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер».

Диктофонная запись будет принята в качестве доказательства в суде, если следовать рекомендациям

Истец должен подать ходатайство в письменном виде о приобщении диктофонной записи к делу. При этом важно указать, как этого требует статья 77 ГПК РФ, «когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись». В ходатайстве желательно расписать максимально подробно:

  • кто производил аудиозапись,
  • кому принадлежат участвующие в разговоре голоса,
  • день, точное время записи,
  • местоположение (адрес, название организации, место вне помещения),
  • наименование устройства, на которое производилась запись (марка, модель, номер),
  • формат, в котором производилась запись,
  • какие изменения исходного файла производились в процессе перезаписи (конвертация формата, переименования и т.п.)
  • сохранился ли оригинал файла на первичном носителе/диктофоне.

Важно подчеркнуть, что запись разговора произведена в целях самозащиты своих прав, на основании ст.12 ГК РФ. Непосредственно в ходатайстве стоит указать на обстоятельства, существенные для дела, которые могут быть подтверждены диктофонной записью.

Запись может быть приложена на CD-диске, при этом желательно приложить к диктофонной записи ее текстовую расшифровку. Если у суда возникают сомнения, дополнительно может потребоваться проведение экспертизы на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов.

Что говорит закон о допустимости диктофонной записи в качестве доказательства

«Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами» (статья 60 ГПК РФ)

Лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 ГПК РФ).

«Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств» (статья 75 УПК РФ)

Как интерпретировал Верховный суд использование в качестве доказательства тайной диктофонной записи

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том
числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Ш., что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

Является ли аудиозапись основанием для возбуждения уголовного дела

Возбуждение уголовного дела. Слово юристу. Выпуск 17

Закон гласит, что «в качестве доказательств допускаются … аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы». если они содержат «сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела (ч.
Важно не чем, а как была сделана запись. Многие граждане уверены, что суд не примет в качестве доказательств фотографию, снятую на мобильный телефон или цифровую камеру, а также не подойдет и аудиозапись, сделанная на цифровой диктофон, мол, при этом невозможно доказать подлинность предоставленной фотографии или записи. Подобные слухи стали распространяться одновременно с появлением новой техники.

  • Может ли участковый быть допрошен в качестве свидетеля по уголовному делу, если он не был свидетелем произошедшего, а только прибыл по вызову?
  • Правомерен ли отказ в возбуждении уголовного дела, если следователь не отрицал наличия признаков преступления?

Чтобы запись можно было использовать в суде, нужно установить ее подлинность, рассказывает Рагулина. Подтвердить ее может эксперт, который устанавливает невозможность монтирования или подделки в целом. Также важны привязки к месту и времени, продолжает Рагулина.

Заем в свое время оформили на мужа, но требовался он для бизнеса жены, поэтому Стаханова указала в заявлении обоих ответчиков. Общность долга она решила подтвердить аудиозаписью телефонного разговора с Евгенией Белых.
Поэтому существующая на данный момент судебная практика весьма и весьма противоречива. Оглавление: 1. Аудиозапись как доказательство в гражданском процессе 2. Однако в данном случае упускается из виду положение п. 1 ст.86 УПК РФ, которое гласят: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом». Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон.

Аудиозапись как доказательство в уголовном процессе

Достижения научно-технического прогресса не стоят на месте. Является ли телефонное сообщение поводом к возбуждению уголовного дела? Сейчас включенные диктофоны применяются на любых переговорах, мероприятиях. Диктофоны с кассетами применяют также при визитах в государственные и другие органы.

Законность аудиозаписей потерпевшим, а также обвиняемым и подозреваемым, которые производятся негласно, может производиться только по решению суда.

Для того, чтобы такая процедура считалась законной, необходимо после возбуждения уголовного дела обратиться в суд или органы уголовного преследования для санкционирования подобного рода деятельности.

Статья 186 Уголовно-процессуального кодекса РФ предусматривает, что записываться могут и телефонные разговоры. Такая деятельность допускается по уголовному производству по тяжким и особо тяжким преступлениям. Основанием для записей разговоров может быть судебное решение.

Если же существует угроза насилия, вымогательства, иных преступных деяний в отношении потерпевшего лица, его близких родственников, а также свидетеля, то совершение аудиозаписей может проводиться и без их письменного заявления.На что нужно обратить внимание при собирании вещественных доказательств, в том числе и аудиозаписей. Делая аудиозаписи и потом, предъявляя их суду, а также и в других целях строго регламентируется Уголовно-процессуальным кодексом. Пункт 1 ст.

Читать еще:  Уменьшение размера исковых требований в гражданском процессе

86 УПК дает четкое разъяснение процессу собирания вещественных доказательств, в том числе и аудиозаписей: такие действия осуществляются только в порядке, предусмотренным этим же кодексом. Это означает, что сбор вещественных доказательств, в том числе и аудиозаписей, может проводиться только процессуальным путем. А процессуальными действиями могут заниматься только процессуальные органы – предварительного дознания и суда.

Аудиозапись в уголовном процессе — насколько законна

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Поводы и основания для возбуждения уголовного дела понятие содержание? Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон. Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т. п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

При этом согласно ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при отсутствии письменного заявления указанных лиц, на основании судебного решения.

Необходимость обращения в суд возникает тогда, когда право физического либо юридического лица нарушено и у этого лица отсутствует иной способ для его защиты помимо обращения в суд, если законом не предусмотрена альтернатива.
То есть, на первый взгляд, все как будто бы законно — аудиозапись является доказательством, которое было в соответствии с нормами УПК РФ представлено органу уголовного преследования.
Также часть 2 статьи 29 УПК РФ прямо предусматривает, что только суд правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров. При этом в указанной статье устанавливается, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина, в том числе на тайну телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, допускается на основании судебного решения.1. Согласно ст. 98 Конституции Российской Федерации и ст.

В деле Стахановой и Белых может быть поставлен вопрос о достоверности тайной записи, тогда суду придется и с этим разбираться, рассуждает адвокат Вадим Клювгант, член Совета АП Москвы. Поэтому он пока не считает очевидной судьбу их спора, хотя признает, что позицию ВС «можно понять».

Основания и порядок возбуждения уголовного дела

Решение по нему принимают в течение 3 суток с момента поступления заявления. Быстрое реагирование правоохранительных органов на сообщения и принятие по ним решений имеет большое воспитательное значение.

При этом заявитель имеет право написать жалобу на отказ. Он может быть обжалован руководителю следственного органа, прокурору или в суде согласно статьям 124-125 УПК.

В соответствии со ст. 146 УПК РФ уголовные дела публичного обвинения имеют право возбуждать:

  1. Заявление о совершенном или готовящемся преступлении.
  2. Явка преступника с повинной.
  3. Сообщение о преступлении, полученное из других источников.
  4. Постановление прокурора о направлении материалов в соответствующие органы для решения вопроса об уголовном преследовании.
    • его добровольность;
    • указание в нем о собственных преступных действиях.

При определении основания к возбуждению уголовного дела надо учитывать:

    1. круг обстоятельств, сведениями о которых надо располагать;
    2. уровень знаний об этих обстоятельствах (веро­ятность совершения преступления).

Нормы уголовного процесса

Из изложенного видно, что сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой только органов предварительного расследования и суда. Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров.

Следственные действия — это элементы предварительного расследования, регламентированные уголовно- процессуальным законом и служащие для получения доказательств по делу, а также обеспечения прав участников уголовного процесса.

Изучение понятия и классификации следственных действий — способов собирания и проверки доказательств, которые детально регламентированы законом и обеспечены возможностью применения государственного принуждения.

Правила производства следственных действий. Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны. Может ли служить средством доказывания аудиозапись телефонного разговора, переданного потерпевшим Рыковым следователю? – обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств (например, после проведения проверочной закупки необходимо провести обследование помещения на предмет выявления хранения контрафактной продукции)[1]. Заявление о преступлении как повод для возбуждения уголовного дела это? К иным ОРМ, применяемым при выявлении преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ, можно отнести: В соответствии со ст. Часть 1. Общие положения > Раздел V. Ходатайства и жалобы > Глава 16. Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство > Статья 125.

Судебный порядок рассмотрения жалоб’ target=’_blank’>125 УПК РФ, постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Уголовно-процессуальный кодекс РФ не требует, чтобы уголовное дело по ч.1 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 23. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях > Статья 201.

Злоупотребление полномочиями’ target=’_blank’>201 УК РФ в любом случае возбуждалось в отношении конкретного лица. Статья Часть 2. Досудебное производство > Раздел VII. Возбуждение уголовного дела > Глава 20.

Порядок возбуждения уголовного дела > Статья 146. Возбуждение уголовного дела публичного обвинения’ target=’_blank’>146 УПК РФ не требует установления на стадии возбуждения уголовного дела лица, совершившего преступление. УПК РФ не обязывает следователя при решении вопроса о возбуждении уголовного дела в каждом случае устанавливать все признаки состава преступления, включая субъект.

Глава 19

Ответ: Результаты оперативно-розыскной деятельности, переданные компетентному лицу в соответствии с требованиями Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следовате­лю, прокурору или в суд и оформленные соответствующим процессуальным образом, могут использоваться в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела.

Вопрос: Является ли перечень поводов, указанный в статье, исчерпывающим?

Ответ: Явка с повинной заключается в добровольном прибытии (или непосредственном обращении по месту своего нахождения) лица в прокуратуру либо иные правоохранительные органы с сообщением о совершенном им преступлении или в направлении туда заявления об этом.

Диктофонная запись (аудиозапись), как доказательство в суде

ВНИМАНИЕ. Дополнение от 13.06.2016. Обновление относительно диктофонной аудиозаписи, как доказательства в суде от 13 апреля 2016 года. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации №131П15, Обзором судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13 апреля 2016 г.) в очередной раз подтверждено, что «в силу п. 1 ст. 162 ГК РФ нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на показания свидетелей, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Таким образом вновь подтверждена возможность применения диктофонной аудиозаписи, как доказательства в суде, так как последняя не является свидетельскими показаниями, а является самостоятельным видом доказательств. Для правильного применения диктофонной аудиозаписи, как доказательства в суде,читайте далее.

В данной статье мы рассмотрим правомерность применения ранее записанных диктофонных записей (аудиозаписей) в качестве доказательства в суде (например, аудиозаписей переговоров с другой стороной договора, аудиозаписей разговоров с работником и пр.) общей юрисдикции и арбитражном суде.

Диктофонная запись , как доказательство в суде во многих случаях может сыграть ключевую роль в судебном процессе, а зачастую является единственным доказательством, имеющимся на руках у лица, чьи права нарушены.

В частности, диктофонная запись (аудиозапись) часто может подтвердить в суде следующие факты:

— факт дачи денег взаймы;

— факт словестного оскорбления;

— факт признания долга;

Читать еще:  Ходатайство о замене истца в гражданском процессе

— факт черной заработной платы;

— факт вымогательства взятки.

Разумеется, это всего лишь примеры, перечень тех обстоятельств, которые может подтверждать диктофонная запись в суде (аудиозапись), неисчерпаем.

Отдельно остановимся на подтверждении факта дачи денег взаймы. Как указывают некоторые специалисты согласно ст.808 ГК РФ договор займа должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы. На основании этого делают вывод о том, что якобы, никакими иными доказательствами, кроме письменного договора или расписки, подтвердить заем нельзя. Однако это мнение не соответствует закону, поскольку согласно ч.1 ст.162 ГК РФ н есоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Как видно, ограничивается лишь применение свидетельских показаний, но допускаются другие доказательства, таким другим доказательством как раз является аудиозапись.

В частности, вывод о применении ст.162 ГК РФ и возможности представления иных доказательств содержиться в Определении ВАС РФ от 01.07.2008 N 413/08 по делу N А56-44572/2005, Определении ВАС РФ от 24.07.2009 N ВАС-9364/09 по делу N А56-11245/2007, Постановлении ФАС Московского округа от 09.12.2009 N КГ-А41/12736-09 по делу N А41-23599/08 и ряде других судебных актов.

Очень часто у клиента на руках отсутствуют какие-либо иные доказательства его правоты и нарушения его прав, кроме диктофонной записи (аудиозаписи) некоего разговора.

Казалось бы все просто, записал на диктофон разговор, предъявил аудиозапись в суде, прослушали, доказали то, что требуется.

Однако на практике вопрос диктофонных записей в суде отнюдь не однозначен, зачастую суды не принимают диктофонную запись в качестве доказательства, аргументируя нарушением порядка ее получения, признавая несанкционированную запись частных разговоров недопустимым доказательством, полученным с нарушением закона.

Давайте рассмотрим, какие приводятся в судах аргументы против использования диктофонной записи (аудиозаписи) в суде? Как правило, это следующие аргументы:

1. Диктофонная аудиозапись (аудиозапись) произведена скрытно, без уведомления и согласия лица, чьи слова записаны. Так, согласно абзацу 6 ст.6 Федерального закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами».

Согласно требованиям данной правовой нормы аудиозапись, производимая неуполномоченным лицом, должна быть гласной, то есть должна быть объявлена до начала ее применения.

2. Согласно ст.23 Конституции РФ «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени», «каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения». Согласно ст.24 Конституции РФ «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются».

Фактически, диктофонная запись (аудиозапись) является вмешательством в частную жизнь, так как на диктофон записываются частные разговоры.

3. Согласно ст.77 Гражданского процессуального кодекса РФ «лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи». Зачастую лицами, участвующими в процессе, предъявляются такие диктофонные записи, происхождение которых они затрудняются пояснить. Такая диктофонная запись становится непригодной в качестве доказательства в суде.

В Арбитражном процессуальном кодексе использование аудиозаписей в качестве доказательств регламентируется ч.2 ст.64, ч.2 ст.69, ч.2 ст.162 АПК РФ. Несмотря на отсутствие там аналогичных норм арбитражные суды также на практике требуют объяснить происхождение диктофонной аудиозаписи.

4. Диктофонная запись (аудиозапись) должна быть произведена на основании ст.12 Гражданского кодекса РФ в целях самозащиты.

5. Определенные обстоятельства согласно закону могут быть подтверждены только письменными доказательствами, к коим аудиозапись не относится.

6. Согласно ст.50 Конституции РФ «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Опираясь на вышеуказанные пункты, противники применения диктофонной записи в качестве доказательства в суде пытаются исключить ее из числа доказательств по судебному делу.

7. В дело не представлено доказательств принадлежности голоса на аудиозаписи определенному лицу.

8. Диктофонная запись (аудиозапись) должна быть осуществлена на кассету, запись на диск или цифровой диктофон недопустима.

Таким образом, перечень обстоятельств, по которым суды не принимают в качестве доказательств диктофонные записи, немал.

Однако избежать отказа в приобщении диктофонной записи (аудиозапись) к материалам дела можно, если при проведении диктофонной записи и ее последующем представлении в качестве доказательства в суде придерживаться следующих правил:

1. Ходатайство о приобщении диктофонной записи к делу рекомендуется составлять в письменном виде.

2. При представлении диктофонной записи, как доказательства (аудиозаписи), следует указывать в ходатайстве о ее приобщении к делу об обстоятельствах ее совершения, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись.

3. Рекомендуется указывать, что диктофонная запись (аудиозапись) произведена в целях самозащиты согласно ст.12 Гражданского Кодекса РФ.

4. Указывать, какие обстоятельства, существенные для дела могут быть подтверждены диктофонной записью.

5. Прилагать к диктофонной записи ее текстовую расшифровку.

6. В ряде случаев также следует ходатайствовать о проведении экспертизы диктофонной записи на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов. Этот вопрос необходимо отслеживать по субъективному отношению суда в вашей записи. При скептическом отношении следует усилить позицию проведением экспертизы (ходатайством о ее проведении).

Что касается аргумента о проведении записи на кассету, то данные требования не предусмотрены действующим законодательством, кроме того, как правоохранительные органы, так и суды уже давно используют и признают цифровые аудиозаписи и их копии на CD -дисках.

Тонким моментом является то, что если запись представлена на кассете или диске, то они приобщаются к материалам дела, как вещественные доказательства, если же прямо на цифровом диктофоне, то приложен к материалам дела должен быть диктофон, что является весьма неудобным для вас.

Однозначных норм, регламентирующих применение диктофонной записи в суде, нет. В каждом конкретном случае вопрос о приобщении диктофонной записи в качестве доказательства по делу решается судом индивидуально, в зависимости от конкретных обстоятельств. Нужно только быть готовыми к правильному преподнесению диктофонной записи суду.

Подборка судебной практики по вопросам применения диктофонной записи в суде (аудиозаписи)

Судебная практика против возможности применения диктофонной записи (аудиозаписи)

  1. ВТОРОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 7 сентября 2007 г. по делу N А17-1084/6-2007. Факт отсутствия лица в определенном месте не может быть подтвержден диктофонной аудиозаписью.
  2. ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 10 ноября 2010 г. по делу N А33-10388/2010. Не доказан факт произведения диктофонной аудиозаписи в целях самозащиты согласно ст.12 ГК РФ.
  3. ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 22 марта 2010 г. по делу N А33-15239/2009. Диктофонная а удиозапись интервью с ответчиком не может быть признана относимым и допустимым доказательством согласования существенного условия договора.
  4. ПЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 3 марта 2010 г. N 05АП-178/2010. При наличии достаточных письменных доказательств аудиозапись не является относимым и допустимым доказательством.
  5. АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ – РЕШЕНИЕ от 21 июля 2010 г. по делу N А26-3691/2010. Суд не может в качестве допустимых доказательств факта распространения ответчиками листовок принять показания свидетеля и диктофонная аудиозапись по другому делу.
  6. ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 5 марта 2010 г. N 09АП-2057/2010-ГК. Стороной по делу не объяснено происхождение аудиозаписи, в связи с чем она не может быть принята в качестве доказательство по делу

7. ПЕРВЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 6 ноября 2009 г. по делу N А79-1979/2007 – Определенные обстоятельства согласно закону могут быть подтверждены только письменными доказательствами, к коим диктофонная аудиозапись не относится.

  1. ВТОРОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 22 июня 2007 г. по делу N А82-16545/2006-9. Неверно указаны сведения о времени проведения диктофонной аудиозаписи, что повлекло отказ в ее приобщении к делу.
  2. ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 июня 2009 г. по делу N А23-1338/09А-12-48. Суд апелляционной инстанции не принял CD-диск с аудиозаписью в качестве доказательства в связи с возможностью его представления, но непредставлением стороной в суд первой инстанции.
Читать еще:  Обжалование мирового соглашения в гражданском процессе

Судебная практика в пользу возможности использования диктофонной записи как доказательства в суде.

  1. НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД, Президиум – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 15 марта 2007 года Дело N 44-г-46
  2. ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ по проверке законности и обоснованности решений арбитражных судов, не вступивших в законную силу от 2 октября 2006 г., Дело N 09АП-10902/2006-ГК. Осуществление диктофонной аудиозаписи без ведома записанных на нее лиц не влечет ее недопустимости как доказательства.
  3. ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 27 февраля 2009 года
  4. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 августа 2010 г. N 78-О10-91 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)

Записывать надо на вещественный носитель, в частности, CD-диск с переписанной диктофонной записью, признается вещественным доказательством.

  1. ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД – ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 17 июня 2009 г. по делу N А23-1338/09А-12-48 .
  2. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 5 августа 2010 г. N 78-О10-91 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
  3. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 февраля 2010 г. N 87-О09-26 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
  4. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ — КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 августа 2010 г. N 9-О10-37 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)

Для подтверждения принадлежности голоса определенным лицам целесообразно проводить экспертизу

  1. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ — КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 августа 2010 г. N 9-О10-37 (уголовное дело, однако представляется, что выводы суда применимы и в гражданском и арбитражном процессе)
  2. ШАЦКИЙ РАЙОННЫЙ СУД РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ – РЕШЕНИЕ от 7 апреля 2006 г. N 2-9. В связи с неразборчивостью голосов суд посчитал диктофонную записьдоказательством, не могущим подтвердить определенные обстоятельства. Производилась экспертиза аудио-записи.

Судебная практика относительно видеозаписей

Суд отклонил довод о том, что видеосъемка, представленная истцом, являлась недопустимым доказательством в силу ст. 152.1 ГК РФ. Как разъяснил суд, в рассматриваемом случае видеосъемка производилась истцом в целях защиты нарушенного права в рамках гражданско-правовых отношений, в связи с чем осуществление видеосъемки при фиксации факта распространения контрафактной продукции является соразмерным и допустимым способом самозащиты и отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств (ст. ст. 12, 14 ГК РФ, п. 2 ст. 64 АПК РФ).Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2010 N 18АП-2587/2010 по делу N А47-11353/2009

Аудиозапись в уголовном процессе — насколько законна?

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон. Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п., когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись. Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись?

Рассмотрим ситуацию более подробно. Как обычно происходит на практике, органы уголовного преследования — в данном случае следователь или дознаватель — получают в ходе допроса, основании заявления, либо иным путем информацию от потерпевшего (подозреваемого, обвиняемого) о наличии аудиокассеты с записью. На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством. Впоследствии указанная аудиокассета может служить предметом видеофоноскопической экспертизы, заключение которой явится еще одним доказательством, расшифрованная запись разговора может повлечь выявление ранее неизвестных фактов с последующей их проверкой и т.п.

При этом органы уголовного преследования руководствуются статьями 42, 46-47 УПК РФ, которыми предусмотрено, что «. подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право. представлять доказательства», а также положениями п. 2. ст. 86 УПК РФ, а именно: «…Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять … предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств». То есть, на первый взгляд, все как будто бы законно — аудиозапись является доказательством, которое было в соответствии с нормами УПК РФ представлено органу уголовного преследования.

Однако в данном случае упускается из виду положение п. 1 ст.86 УПК РФ, которое гласят: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Из изложенного видно, что сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой только органов предварительного расследования и суда. Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров. Принимая полученную указанными лицами аудиозапись как доказательство, органы уголовного преследования (а затем и суд) в ряде случаев не принимают во внимание, что указанная аудиозапись является недопустимым доказательством в силу положений п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ, т.к. проведена лицом, не имеющим права осуществлять процессуальные действия по данному уголовному делу.

Кроме того, ст. 13 УПК РФ допускает ограничение права гражданина на тайну телефонных и иных переговоров только на основании судебного решения. Также часть 2 статьи 29 УПК РФ прямо предусматривает, что только суд правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Проведенная негласная аудиозапись потерпевшим (подозреваемым, обвиняемым) при использовании соответствующих технических средств может быть признана законной исключительно с ведома органов уголовного преследования и с санкции суда. В данном случае после возбуждения уголовного дела лицо, полагающее, что в ходе предстоящей беседы могут быть получены сведения, имеющие значение для дела, должно обратиться в органы уголовного преследования с соответствующим заявлением.

При этом согласно ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при отсутствии письменного заявления указанных лиц, на основании судебного решения.

При разработке уголовно-процессуального законодательства такая ситуация прямо не была предусмотрена, однако ситуации с предоставлением в правоохранительные органы самолично записанных аудиокассет возникают все чаще и чаще. К сожалению, в большинстве случаев подобные «доказательства» принимаются органами уголовного преследования как соответствующие законодательству и ложатся в основу обвинения, что является недопустимым. Таким образом, подводя итог, можно сделать вывод, что в случае скрытого применения научно-технических средств необходимо четко разграничить предусмотренное законодательством представление доказательств со стороны участников уголовного процесса как одно из гарантированных законом средств защиты их прав и свобод, от сбора доказательств, входящего в исключительную компетенцию следственных и судебных органов. В связи с этим полагаю необходимым внесение в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации соответствующего дополнения — включения императивной нормы, к примеру — «доказательства полученные при помощи скрытного применения научно-технических средств признаются допустимыми, в случаях когда их применение прямо предусмотрено законом».

Материал подготовил адвокат Сергей Манойлов

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector