6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гражданско правовая ответственность адвоката перед доверителем

Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем

Профессиональная деятельность адвоката заключается в оказании юридической помощи и осуществляется только на основе гражданско-правовых договоров, при оказании любой юридической помощи адвокат несет профессиональную имущественную ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Законом об адвокатуре (п. 2 ст. 7).

Закон об адвокатуре, определяя перечень существенных условий гражданско-правового договора (соглашения) об оказании юридической помощи (п. 4 ст. 25), относит к существенным условиям размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения. Однако если условия о размере и характере ответственности адвоката не будут специально оговорены в договоре об оказании юридической помощи, такой договор не будет считаться незаключенным. В этом случае будет действовать общее правило о том, что убытки подлежат возмещению в полном объеме (ст. 15 ГК).

При привлечении адвоката к участию в деле по назначению следователя или суда между адвокатом и клиентом договорных отношений не возникает, но это не означает, что юридическая помощь может быть оказана ненадлежащим образом. Отношения же между адвокатом и клиентом в этом случае будут строиться на основании закона (ст. 50 УПК, ст. 50 ГПК).

Ответственность адвоката перед доверителем вытекает из гражданско-правовых отношений между адвокатом и клиентом и носит гражданско-правовой характер. К ней применяются общие правила и принципы, на которых строится ответственность по гражданскому законодательству. Соглашение адвоката с доверителем об оказании юридической помощи не может содержать условий об ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательств адвокатом, а если такое условие будет предусмотрено в соглашении, оно будет ничтожным (п. 4 ст. 401 ГК). Поэтому ограничить ответственность адвоката возможно только в самом договоре об оказании юридической помощи и только за неосторожное нарушение его обязательств.

Кроме размера ответственности п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре обязывает в договоре об оказании юридической помощи предусмотреть характер ответственности адвоката. Однако действующее законодательство не содержат термина «характер ответственности», этот термин применяется только как «солидарная» и «субсидиарная» ответственность. Общим условиям возмещения убытков, причиненных нарушением обязательств по гражданско-правовым договорам, является факт нарушения обязательства. При этом нет исчерпывающего перечня обязательств адвоката, за неисполнение которых он несет гражданско-правовую ответственность. Доверитель должен доказать факт нарушения (действиями или бездействием) конкретного обязательства адвоката по договору об оказании юридической помощи, наличие у доверителя убытков с обоснованием их размера и прямую причинную связь убытков с нарушением адвокатом обязательства.

Закон не определяет основания, виды и пределы ответственности адвоката, стороны, исходя из общих положений об ответственности за нарушение обязательств, должны сами установить ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязательств по соглашению.

В отношении ответственности адвоката за моральный вред следует, кроме общих норм гражданского законодательства, руководствоваться п. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым адвокат за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение не может быть привлечен к какой-либо ответственности, кроме уголовной.

При умышленном нарушении обязательств по договору адвокат несет ответственность в полном объеме ущерба. Ответственность адвоката перед доверителем за некачественную юридическую помощь может осуществляться в форме взыскания неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами. Взыскание неустойки применительно к отношениям адвоката и доверителя возможно в том случае, если такая неустойка предусмотрена сторонами в договоре.

Адвокат отвечает за действия своих работников (стажеров, помощников, секретарей и др.) как в случае причинения ими вреда третьим лицам при исполнении трудовых обязанностей, так и в случае, когда действия таких работников по исполнению обязательств адвоката повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение договорного обязательства адвоката.

Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем

Глава 49 ГК РФ не содержит положений, регулирующих ответственность поверенного за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, помимо п.3 ст. 978 ГК РФ о возмещении убытков, причиненных доверителю отказом поверенного от исполнения поручения.

Следовательно, к данным правоотношениям должны применяться общие нормы об ответственности, изложенные в п. 1 ст. 393 ГК РФ об обязанности должника возместить кредитору убытки. При этом необходимо принимать во внимание положение п. 1 ст. 15 ГК РФ, согласно которому «лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения убытков, если договором не установлено возмещение убытков в меньшем размере» (п. 1 Ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Таким образом, полагаем, что ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение им своих обязанностей может быть ограничена соглашением об оказании юридической помощи.

Однако необходимо принять во внимание положение п. 1 ст. 1 ГК РФ, закрепляющее принцип обеспечения восстановления нарушенных прав лица. Данный принцип не позволяет с полной определенностью говорить о возможности ограничения ответственности адвоката соглашением сторон. Следовательно, полагаем, целесообразным введение в законодательство прямой нормы, ограничивающей ответственность адвоката в виде возмещения реального ущерба. При этом такой ущерб, по общему правилу, должен включать лишь сумму, уплаченную доверителем в качестве вознаграждения адвоката за исполнение поручения и за понесенные им накладные расходы.

Фидуциарный характер договора поручения обусловливает возможность каждой из сторон в любой момент в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора. Применительно к адвокатской деятельности, данная норма не действуют в случаях, когда адвокат выступает в качестве защитника доверителя (пп. 6 п. 4 Ст. 6 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). В остальных случаях адвокат, как и поверенный, вправе отказаться от принятого на себя поручения, при этом закон освобождает его от обязанности по возмещению убытков доверителя, вызванных таким отказом. Гарантией защиты интересов доверителя в данном случае выступает п.3 ст.978 ГК РФ, который устанавливает, что поверенный обязан возместить доверителю убытки, если односторонний отказ поверенного от исполнения договора совершен в условиях «когда доверитель лишен возможности иначе обеспечить свои интересы» (п. 3 Ст. 978 ГК РФ).

Читать еще:  Дисциплинарная ответственность ТК РФ

Примечателен в данном случае следующий пример из судебной практики.

Так, кассационным определением Санкт-Петербургского городского суда было отменено Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга об удовлетворении иска о взыскании с адвоката денежных средств по соглашению об оказании юридических услуг.Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.04.2011 по делу № 33-5193/2011.

Фабула дела заключается в следующем. Истица заключила с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи. В соответствии с данным соглашением адвокат принял к исполнению поручение об оказании юридической помощи в суде первой инстанции. При этом Истица передала адвокату вознаграждение в размере 52 000 рублей. Истица по данному делу выступала в качестве Ответчика. Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга иск был удовлетворен. Однако Истица решила оспорить Решение Приморского суда и подписала с адвокатом дополнительное соглашение, по которому адвокат должен был предоставить Истице юридическую помощь в суде кассационной инстанции за дополнительное вознаграждение в 10 000 рублей.

Кассационная инстанция отменила Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга. Дело было возвращено в суд первой инстанции.

Однако адвокат отказался вести дело Истицы без предоставления ею дополнительного вознаграждения. Адвокат полагал, что исполнил обязательство по основному и дополнительному соглашению. Истица же настаивала, что адвокат без законных оснований отказался исполнять обязательства по основному соглашению, и обратилась в суд за взысканием с адвоката 52 000 рублей, выплаченных ею в качестве вознаграждения адвоката.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований Истицы, указав, что к сложившимся между сторонами отношениям не применяется Закон «О защите прав потребителей».

Рассмотрев материалы дела, судебная коллегия установила, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение по делу, кроме того, Истица не ссылалась на Закон «О защите прав потребителей», а суд не применил положения гл.49 ГК РФ.

Как было установлено судебной коллегией, по основному соглашению сторон обязательства адвоката прекращались окончанием производства по делу в первой инстанции. Учитывая то обстоятельство, что решение первой инстанции было отменено, производство по делу в первой инстанции не было окончено. Следовательно, Истица правомерно рассчитывала на исполнение адвокатом обязательств по основному соглашению после возвращения дела в суд первой инстанции. Кроме того, важным фактором также явилось решение Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга по жалобе Истицы о привлечении данного адвоката к дисциплинарной ответственности в виде замечания. Как было установлено квалификационной комиссией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, адвокат продолжал представлять интересы Истицы после возвращения дела в суд первой инстанции, однако на судебном заседании он внезапно забрал ордер из дела и покинул заседание.

В рассмотренном случае адвокат действовал недобросовестно, нарушил требования п. 9 Ст. 10 КПЭА, и в результате его внезапного отказа от исполнения соглашения, доверитель был лишен возможности обеспечивать свои интересы в судебном заседании. В связи с этим отмена судебной коллегией решения суда первой инстанции видится совершенно верным.

Тем не менее, взыскание с адвоката всей суммы вознаграждения, уплаченного ему доверителем, было бы несправедливым решением, учитывая, что им была оказана юридическая помощь в суде первой инстанции (при первом рассмотрении дела). Соответственно, вполне оправданным было бы решение о взыскании с адвоката убытков в виде реального ущерба — части стоимости полученного им по соглашению вознаграждения. При этом конкретный размер такого возмещения должен быть установлен с учетом требований справедливости и разумности.

Полагаем, что данный пример подчеркивает наличие у доверителей законодательно установленных способов защиты в случае нарушения адвокатом их законных прав и интересов.

На практике помимо требования о возмещении убытков, доверители зачастую обращаются в суд также за возмещением морального ущерба, причиненного им неисполнением или ненадлежащим исполнением поручения.

Примером может служить следующее судебное дело.Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.02.2015 № 33-3217/2015. Так, апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда было удовлетворено исковое заявлением Истицы о взыскании с адвоката, незаконно отказавшегося от осуществления взятой на себя обязанности по защите Истицы в уголовном деле, выплаченного адвокату вознаграждения, а также судебных издержек Истицы. В то же время в силу недоказанности несения Истицей нравственных или физических страданий, вызванных нарушением адвокатом своих обязательств, в удовлетворении требования о взыскании морального ущерба было отказано. Таким образом, для применения такого способа защиты нарушенных прав, как компенсация морального вреда, доверителю необходимо тщательно подготовить соответствующую доказательственную базу, подтверждающую наличие физических и нравственных страданий, и причинно-следственную связь между ними и фактом нарушения адвокатом обязательств по соглашению об оказании юридической помощи.

Необходимо также отметить, что адвокат может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности лишь при наличии вины. Вина, как говорилось ранее, презюмируется, иначе говоря, адвокат считается виновным, пока им же не доказана его невиновность. Именно на адвокате лежит бремя доказывания надлежащего исполнения поручения. Доверитель, в свою очередь, должен доказывать лишь наличие договорных отношений с адвокатом. Такое распределение бремени доказывания, на наш взгляд, также является одним из установленных законом гарантий защиты прав доверителя.

Итак, существующая в теории запретительная концепция, отрицающая саму возможность привлечения адвоката к гражданско-правовой ответственности перед доверителем, противоречит принципам, заложенным в гражданском законодательстве. Потребительская концепция гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, напротив, видится излишне «радикальной», так как применение норм Закона «О защите прав потребителей» к отношениям между адвокатом и доверителем может вызвать «потребительский экстремизм» и тем самым негативно повлиять на независимость адвоката. А ведь если адвокат потеряет независимость, он не сможет быть реальным защитником законных прав и интересов доверителя.

Читать еще:  Материальная ответственность сторон закрепляется

Наиболее верной видится концепция ограничительной ответственности адвоката. В связи с этим полагаем, что в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» следует внести норму следующего содержания: «В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения адвокатом своих обязательств по соглашению об оказании юридической помощи, доверитель имеет право потребовать возмещение понесенного им реального ущерба, если иное не установлено соглашением об оказании юридической помощи».

Такое законодательное установление ограниченного характера ответственности адвоката перед доверителем будет учитывать баланс интересов адвоката и доверителя, и станет еще одной гарантией независимости адвоката.

До внесения изменений в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» адвокат и доверитель могут предусмотреть в своем соглашении об оказании юридической помощи ограниченную ответственность адвоката за нарушение своих обязательств в виде возмещения лишь реального ущерба, причиненного доверителю.

Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем

Согласно ст. 25 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (далее — Закон об адвокатуре) адвокатская деятельность осуществляется по соглашению об оказании право58 Гарантии независимости адвоката, ответственность адвоката вой помощи, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключенный в простой письменной форме между доверителем и адвокатом.

Существенными условиями такого соглашения являются:

  • 1) указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;
  • 2) предмет поручения;
  • 3) условия и размер выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь либо указание на то, что юридическая помощь оказывается доверителю бесплатно в соответствии с Федеральным законом «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»;
  • 4) порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения, за исключением случаев, когда юридическая помощь оказывается доверителю бесплатно в соответствии с Федеральным законом «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»;
  • 5) размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения.

Право адвоката на вознаграждение и компенсацию расходов, связанных с исполнением поручения, не может быть переуступлено третьим лицам без специального согласия на то доверителя (п. 5 ст. 25 Закона об адвокатуре).

Соглашение между адвокатом и клиентом об оказании юридической помощи является консенсуальным, двусторонним, возмездным или безвозмездным. Кроме того, указанное соглашение является фидуциарной сделкой, в рамках которой отношения адвоката и доверителя являются лично-доверительными [1] . Это заключается в том, что доверитель сообщает адвокату сведения о своей личной жизни или иные конфиденциальные сведения и предполагает, что другая сторона никогда не использует их во вред.

Предметом договора на оказание юридической помощи является совершение адвокатом действий, направленных на достижение правового результата. Именно поэтому объем обязательств, за неисполнение которых адвокат несет гражданско-правовую ответственность, определяется в каждом случае отдельно. Должно быть доказано, является ли совершение определенных действий обязанностью адвоката по заключенному с доверителем соглашению об оказании юридической помощи.

Согласно пп. 5 п. 4 ст. 25 Закона существенным условием соглашения об оказании юридической помощи являются размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения. При этом стороны должны сами определить ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по соглашению [2] . Нарушение договорных гражданско-правовых обязательств может повлечь для нарушителя обязанность возместить причиненные потерпевшему убытки (реальный ущерб и упущенную выгоду). Возмещение убытков, как универсальная форма ответственности, применяется независимо от того, предусмотрено ли она договором или нет.

В теории гражданского права общими условиями возмещения убытков, причиненных нарушением обязательств по гражданско-правовым договорам, являются факт нарушения обязательства, наличие убытков, причинная связь между убытками и нарушением обязательств, а также вина нарушителя обязательств, если законом или договором не предусмотрены иные основания ответственности (ст. 401 ГК РФ). Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Требуя возмещения убытков, доверитель должен доказать наличие каждого из перечисленных условий, включая прямую причинно-следственную связь убытков и нарушения обязательства. Поскольку результат исполнения поручения всегда зависит от множества факторов, прямая причинно-следственная связь

60 Гарантии независимости адвоката, ответственность адвоката является наиболее трудно доказываемой составляющей. Адвокат, в свою очередь, должен доказать отсутствие своей вины в нарушении обязательства.

Адвокат отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (ст. 24 ГК РФ). Он также несет ответственность за своих работников, в том числе стажеров и помощников, когда действия таких работников повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом принятого на себя обязательства.

С одной стороны, адвокат может нести ответственность за убытки, понесенные доверителем за ошибочные действия (например, за нарушение сроков совершения процессуальных действий). С другой стороны, адвокат, надлежащим образом исполнивший свои обязанности, не может отвечать за необоснованные и незаконные решения, принимаемые должностными лицами правоохранительных и иных органов и организаций.

Читать еще:  Наезд на пешехода во дворе ответственность

В настоящее время закон не ограничивает размер гражданско- правовой ответственности адвокатов за нарушение своих обязательств. Сделать это можно в договоре об оказании юридической помощи, но только за неосторожное нарушение обязательства, поскольку, в силу ч. 4 ст. 401 ГК РФ заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Пункт 4 ст. 25 Закона об адвокатуре обязывает в договоре об оказании юридической помощи предусматривать характер ответственности адвоката. Например, когда соглашение заключают несколько адвокатов, целесообразно указывать, какую ответственность они несут (солидарная, субсидиарная или долевая).

Стороны имеют право установить в соглашении ответственность доверителя перед адвокатом, закон не содержит запрета сделать это. В рамках заключенного соглашения адвокат имеет право на получение вознаграждения за выполненную часть работы, а также на возмещение понесенных издержек. Условия об удержании всей суммы вознаграждения в случае отмены поручения доверителя о выплате неустойки, о возмещении суммы неполученной прибыли не рекомендуется включать в соглашение адвоката с доверителем как не соответствующие законодательству и нормам адвокатской этики. Представляется, что довериГарантии независимости адвоката, ответственность адвоката 61 тель несет ответственность перед адвокатом по аналогии с ч. 2 ст. 978 ГК РФ, закрепляющей, что поверенный не вправе требовать возмещения убытков при отмене поручения доверителем, если только он не является коммерческим представителем.

  • [1] См. также: Ем В. С., Козлова Н. М. Правовые формы организации адвокатской деятельности (Комментарий к ст. 20-25 Федерального закона«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») //Законодательство. 2003. № 9.
  • [2] Подробнее: Адвокат: навыки профессионального мастерства / подред. Л. А. Воскобитовой, И. Н. Лукьяновой, Л. П. Михайловой). М.: Вол-терсКлувер, 2006.

Вопрос 38. Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем.

Вопрос 38. Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем.

Профессиональная деятельность адвоката заключается в оказании юридической помощи и осуществляется только на основе гражданско-правовых договоров, при оказании любой юридической помощи адвокат несет профессиональную имущественную ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Законом об адвокатуре (п. 2 ст. 7).

Закон об адвокатуре, определяя перечень существенных условий гражданско-правового договора (соглашения) об оказании юридической помощи (п. 4 ст. 25), относит к существенным условиям размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения. Однако если условия о размере и характере ответственности адвоката не будут специально оговорены в договоре об оказании юридической помощи, такой договор не будет считаться незаключенным. В этом случае будет действовать общее правило о том, что убытки подлежат возмещению в полном объеме (ст. 15 ГК).

При привлечении адвоката к участию в деле по назначению следователя или суда между адвокатом и клиентом договорных отношений не возникает, но это не означает, что юридическая помощь может быть оказана ненадлежащим образом. Отношения же между адвокатом и клиентом в этом случае будут строиться на основании закона (ст. 50 УПК, ст. 50 ГПК).

Ответственность адвоката перед доверителем вытекает из гражданско-правовых отношений между адвокатом и клиентом и носит гражданско-правовой характер. К ней применяются общие правила и принципы, на которых строится ответственность по гражданскому законодательству. Соглашение адвоката с доверителем об оказании юридической помощи не может содержать условий об ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательств адвокатом, а если такое условие будет предусмотрено в соглашении, оно будет ничтожным (п. 4 ст. 401 ГК). Поэтому ограничить ответственность адвоката возможно только в самом договоре об оказании юридической помощи и только за неосторожное нарушение его обязательств.

Кроме размера ответственности п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре обязывает в договоре об оказании юридической помощи предусмотреть характер ответственности адвоката. Однако действующее законодательство не содержат термина «характер ответственности», этот термин применяется только как «солидарная» и «субсидиарная» ответственность. Общим условиям возмещения убытков, причиненных нарушением обязательств по гражданско-правовым договорам, является факт нарушения обязательства. При этом нет исчерпывающего перечня обязательств адвоката, за неисполнение которых он несет гражданско-правовую ответственность. Доверитель должен доказать факт нарушения (действиями или бездействием) конкретного обязательства адвоката по договору об оказании юридической помощи, наличие у доверителя убытков с обоснованием их размера и прямую причинную связь убытков с нарушением адвокатом обязательства.

Закон не определяет основания, виды и пределы ответственности адвоката, стороны, исходя из общих положений об ответственности за на-рушение обязательств, должны сами установить ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязательств по соглашению.

В отношении ответственности адвоката за моральный вред следует, кроме общих норм гражданского законодательства, руководствоваться п. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым адвокат за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение не может быть привлечен к какой-либо ответственности, кроме уголовной.

При умышленном нарушении обязательств по договору адвокат несет ответственность в полном объеме ущерба. Ответственность адвоката перед доверителем за некачественную юридическую помощь может осуществляться в форме взыскания неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами. Взыскание неустойки применительно к отношениям адвоката и доверителя возможно в том случае, если такая неустойка предусмотрена сторонами в договоре.

Адвокат отвечает за действия своих работников (стажеров, помощников, секретарей и др.) как в случае причинения ими вреда третьим лицам при исполнении трудовых обязанностей, так и в случае, когда действия таких работников по исполнению обязательств адвоката повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение договорного обязательства адвоката.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector